?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вторая часть последнего фрагмента перевода: о том, как фигурист решил поменять профессию. Возвращение в Англию и «Рокки Хоррор Шоу». Первая часть перевода (о «Золушке» и «Кошках») тут.

Возвращение в Англию

В марте 1994-го года ему предложили вернуться в «Кошки».

«Ни секунды не колеблясь, я согласился. Может, надо было сказать, нет, я хочу найти что-то другое, но я согласился. Думаю, в глубине души я знал, что это будет поводом для возвращения в Англию».

На самом деле, в его решении участвовали многие факторы, но приглашение из театра стало решающим. В период между концом марта и началом июля он продал дом в Лейк Эрроухед и сдал квартиру в Голливуде, затем выступил в шоу «Star Spangled Ice» и сел на самолет до Англии, чтобы осенью присоединиться к туру «Кошек» в Ньюкасле и Саутгемптоне.

Фреда это не удивило: «Я всегда знал, что он вернется».

Джо прокомментировала подробнее: «Робин любит Америку, я удивлена, что он вернулся. Думаю, когда он играл в «Кошках» – это был его первый действительно долгий срок дома – и встретился со всеми старыми друзьями, а потом вернулся к работе в Америке, думаю, он решил, что ему не хватает общения с родными. Не только с родителями, конечно, со всеми, чтобы можно было им в любое время позвонить, встретиться, пообщаться. Наверное, хотя ему и было хорошо в Америке, он понял, что соскучился по дому».

На самом деле, Робин регулярно навещал Англию и не считал, что упускает что-то. Но становясь старше, он на многое стал смотреть иначе.

«Жить в Британии, дома, сейчас – это совсем не так, как было в семнадцать лет. Просто наступил нужный момент. Как можно бродить по магазинам, из одного в другой, и искать что-то, и не находить, а потом, неделю спустя, вдруг ты ищешь другое, а тут именно то, что тогда искал часами».

Случилось и еще кое-что, испугавшее Робина и еще сильнее укрепившее в решении вернуться. У его отца случился сердечный приступ. Робин тогда был в Ньюкасле, недалеко от шотландской границы. Он узнал о случившемся в конце вечернего шоу. До Бристоля самолеты не летали, последний поезд уже ушел, а друзья не позволили ему садиться за руль в таком нервном состоянии. В Бристоль поехал Ник. Он боялся, что отца они потеряют, и никак не мог выкинуть из головы мысль, что брата рядом не будет.

Робин три часа добирался до Лондона, отдохнул там несколько часов, потом поехал дальше. К счастью, когда он прибыл в больницу, Фред был вне опасности.

После этого кризиса родители продали дом и переехали в квартиру в Лондоне. Робин же начал искать дом себе.

Уже к концу своего контракта он получил травму во время выступления, которая практически положила конец его участию в «Кошках». С травмой, да плюс еще и простудой, он улетел в Канаду, чтобы выступить в пригласительном Канадском Профессиональном Чемпионате. Правда, с заложенными ушами и нарушенным равновесием, выступил он очень слабо – Толлер окрестил это худшим прокатом в карьере. На следующий вечер он был получше, но все равно его отправили в кровать, оставив без показательных.

Через три дня Робин исполнил на «World Team Championship» программу «Невозможная мечта», заслужившую стоячую овацию, и уехал домой праздновать Рождество.

***
В марте 1995-го года Робин сидел в стеклянной комментаторской кабинке вместе с другими членами команды ВВС Спорт. В Бирмингем прибыл чемпионат мира. С ним вместе комментировали Алан Уикс и Барри Дэвис, знаменитые голоса Би-Би-Си.

В выражении своего интереса к фигурному катанию как зрелищу британцы более сдержанны, чем североамериканцы. Дэвис однажды заметил среди зрителей известного футболиста и счел это хорошим знаком. Спортивная популярность в Британии циклична, во время Олимпийских Игр, конечно, рейтинги возрастают до небес, а если у страны есть собственные претенденты на медали – то и еще выше.

За годы комментирования Робин научился четко формулировать свои мысли и выделять главное, оставляя катанию возможность самому говорить за себя. Хотя, как оказалось, даже за все эти годы он не смог избавиться от подсознательной неприязни к судьям.

В 1996-и году Алан Уикс вышел в отставку, и через три месяца скончался, эта потеря больно ударила по всем. Робин Казинс был назначен его преемником в команде ВВС.

«Когда я был ребенком, мне приходилось спать днем в субботу, чтобы оставаться на ногах до одиннадцати или полуночи – смотреть соревнования по фигурному катанию. И там всегда был Алан, чей голос рассказывал о фигуристах – моих кумирах. Через пять или шесть лет я впервые встретил его, он комментировал мои выступления в юнироах. Он был здесь, когда выигрывал Джон, когда побеждал я, когда победили Джейн и Крис. И вот я должен встать за ним… У Алана была долгая и прекрасная карьера, нам всем будет его не хватать».

Что-что ты надумал?

Однажды зимой 1995-го года Робину позвонила его агент, Джен Кеннеди.

«Я кое-что тебе нашла. Или ты решишь, что это классная идея, или что я сошла с ума».
«Что?»
«Рокки Хоррор».
Молчание.
«О. И какую роль? Брэда?»
«Нет, Фрэнка».

Фрэнк? Фрэнк Н Фюртер, инопланетянин-трансвестит с планеты Транссексуальная Трансильвания? Маме это определенно бы не понравилось.

«Не знаю. Думаешь, у меня получится?»
«Это не мне говорить. Если считаешь, что сможешь, давай. Лично я думаю, что у тебя есть данные».
«Вообще-то, я не смотрел шоу».
«А они хотят посмотреть тебя».
«Значит, ты меня уже записала?»
«Конечно. Они шлют сценарий и музыку».
«Ладно», – ответил Робин, правда, не слишком уверенно.

Ричард О'Брайен написал свой пародийный рок-н-ролльный мюзикл «Рокки Хоррор Шоу» в 1973-м году. Потом появилась киноверсия, ставшая культовой классикой.

По сюжету, молодая пара, Брэд и Джанет, попадают в замок Фрэнка Н Фюртера – экстравагантного ученого-инопланетянина, готового дать жизнь своему созданию – Рокки, воплощению мужской красоты. Фрэнк поёт песню о себе, а потом соблазняет Джанет и Брэда. Ага, обоих.

Робин счел сценарий остроумным, а роль – требовательной. Некоторые его друзья сочли этот эксперимент слишком рискованным, но сам он подумал: «Может, именно это и стоит сделать? Как еще лучше избавиться от образа Прекрасного Принца?»

Фрагмент экранизации.



Режиссер и со-продюсер «Рокки Хоррора» Кристофер Малькольм начинал в Королевском Шекспировском театре, но в молодости, помимо прочего, играл и Брэда. Сейчас он искал для постановки Фрэнка, кто-то предложил попробовать Робина Казинса, и режиссер сначала удивился – а у фигуриста есть нужные данные?

Прослушивание состоялось. Робин хоть и нервничал, но виду не подавал, рассказал о своей работе в «Кошках» и «Золушке на льду», потом спел песни «Sweet Transvestite» и «I'm Going Home» из мюзикла. Джефф Риззо, дирижер, которого попросили аккомпанировать на этом прослушивании, счел результаты удовлетворительными.

«Было ясно, что он знаком с материалом, хотя и не репетировал его. Возможно, он вообще в первый раз пел эти песни под фортепианный аккомпанемент. Но он явно хорошо понимал, как именно хочет исполнять материал, и получал от этого удовольствие».

Именно от этого проекта остались кое-какие документальные свидетельства. Не видео, но по окончании шоу записали альбом этого каста с Робином в роли Фрэнка, и ныне всезнающий Интернет сохранил кое-какие кусочки оттуда:


Listen or download Robin Cousins Sweet Transvestite for free on Prostopleer


Listen or download Robin Cousins Planet Shmanet for free on Prostopleer


Listen or download I can make you a man for free on Prostopleer


Listen or download Robin Cousins I'm Going Home for free on Prostopleer

Кристофер был удивлен умениями Робина и впечатлен его уверенностью. «Думаю, стоит попробовать», – решил он.

«Что хорошо в этом шоу, – вспоминал Робин, – это что нужно уметь все. Нужно петь, нужно быть смешным, нужно сыграть сцену смерти. Может, это и не Шекспир, зато довольно хорошо подходит моему чувству юмора. Иногда мир относится к себе слишком серьезно».

Сложный грим, рыжий парик, серебряные туфли на высоких каблуках (сорок шестого размера), оборки, ремень и чулки. Для Фрэнка это было консервативно, и костюм решили упростить.

Робин натянул все на себя, посмотрел в зеркало, и задумался: «Хочу ли я предстать в таком виде на публике?»

«В свое время я носил очень странные костюмы. Даже в «Кошках. …Но это, определенно, не то, чем я бы хотел разнообразить гардероб, хотя кожаный пиджак мне даже понравился».

Итак, он бегал, прыгал и танцевал на пятнадцатисантиметровых каблуках (сломав несколько пар в процессе), несмотря на то, что для поддержания равновесия были нужны значительные усилия. Грим Фрэнка стал дополнительной шуткой судьбы: когда «Кошки» закончились, Робин сказал, что больше не хочет ничего подобного на своем лице. «Буду просто счастлив найти другую работу с человеческим лицом». И что? И «Рокки Хоррор». Правда, вместо гротескного эффекта он выбрал более темные цвета, приглушенные оттенки красного, создавая «неоромантический» эффект. Чего он точно не хотел – так это походить на драг-квин.

«Фрэнк не должен отвращать или угрожать мужчинам. В то же время, он должен быть привлекателен для женщин. В целом, все это мне казалось достаточно странным»

Кристофер предупреждал: «Не переигрывай. Помни, как ты выглядишь». Робин был выше остальных актеров, плюс, его эффект присутствия, отработанный годами фигурного катания, да и сама роль просто требовала обращать на него внимание».

На «Рокки Хоррор Шоу» всегда собирались толпы. Завсегдатаи знали либретто наизусть и имели собственный репертуар реплик с места. Режиссер пересказал несколько ярких комментариев публики, слегка шокировав этим Робина:

«Нет, – не поверил он. – Они же не будут говорить такое?»
«Ты удивишься, что они говорят».

Предпросмотр новой постановки прошел в пригородном Уокинге.

«Это была интересная неделя. Мне нравится выходить на сцену и видеть, как зрители указывают на меня и спрашивают друг друга: это же не он, правда? А по ходу шоу ты, собственно, и показываешь, зачем ты здесь. Дело не только в новизне. У меня есть данные для того, чтобы исполнить этот материал. Если у тебя хватит духу – вперед».

Затем «Рокки» перешел в театр Герцога Йоркского в самом сердце лондонского Вест-Энда. Все лето 1995-го года на фасаде театра висел постер с Робином Казинсом в БДСМ-прикиде, словно призывая всех зрителей оставить предрассудки за порогом.

На премьере была Динкс Ненадович. Её, конечно, предупредили, как будет выглядеть Робин, только знать – одно, а видеть – совсем другое. Двадцать минут она сидела, разинув рот. Когда он закончил петь «I'm Going Home», она увидела в зале поклонников, размахивающих табличками «6.0».

Они встретились после шоу, и Робин спросил:

«Как думаешь, я принял правильное решение?»
«Да, правильное, – ответила Динкс. – Ты прекрасно работал с нами, но это совсем другое. И ты показываешь всем, нравится им это, или нет, что способен на большее. Родители пришли посмотреть на тебя?»
«Нет, они не придут».
«Жаль»

Робин считал наоборот.

«Появляются роли, ты идешь на прослушивания. Если это что-то, что тебе кажется, сработает, станет для тебя вызовом – пробуй. Определенно, я не буду сидеть и говорить: «Я буду выбирать только те роли, которые понравятся маме». Боже, нет. Это было бы скучно».

Джо, в итоге, все-таки набралась храбрости, чтобы посмотреть эту роль своего сына. И хотя, вероятно, не совсем такое будущее для него представляла, но поняла, почему Робин решился сыграть эту роль. Это был абсолютный случай разрушения стереотипов.

Кристофер отмечал, что Робин может эмоционально быть сильнее многих других исполнителей этой роли, однако, если дело доходило до диалогов, он зажимался. Его жесткая самодисциплина, перенесенная из мира спорта, требовала выдерживать одинаковый стиль игры. Но Кристофер сказал ему: добавляй нюансы, добавляй дополнительные черточки – и Робин учился быть актером.

Фрэнк Н Фюртера всегда критикуют. На исполнение Робина отзывы были двоякими, но за два месяца на Вест-Энде и три последующих в британском турне он стал значительно лучше, и к тому времени, как труппа доехала до Кардиффа, критики были в восторге.

Эксперимент с «Рокки Хоррором» доказал, что Робин Казинс годится в солисты. Если он захотел бы сделать карьеру в музыкальном театре, то должен был быть готовым ко всему. И тогда директора по кастингу не скажут: Казинс? Забудьте, он такого не сделает.

Эпилог

В октябре1986-го года Робин Казинс сказал в интервью «Таймс»: «В декабре я заканчиваю профессиональную карьеру, и об этом даже моя мама еще не знает».

В апреле 1992-го он сказал в интервью «Трэйсингс», что турнир «Skater's Championship» стал его последним соревнованием.

В декабре 1995-го он объявил об окончании соревновательной карьеры после «Challenge of Champions» в Лондоне. Ветераны-болельщики сказали: ну, посмотрим. И не особо удивились, когда он стал вторым в турнире Легенд в 1997-м.

В 1980-м он вряд ли мог представить, что профессиональная карьера продлится дольше любительской. Но все это время он катался в первую очередь – для зрителей, во вторую – для себя. А судьям оставалось только третье место.

«Некоторые сказали бы: ну ладно, я олимпийский чемпион. Все, хватит. Но Робин Казинс всегда открывает следующую дверь и идет дальше».

От переводчика: ныне Робин Казинс продолжает работать на ВВС, председательствует в супер-популярном британском шоу «Танцы с чайниками на льду», когда его все-таки вытаскивают на лед – демонстрирует SS, CH, IT и много других страшных вещей, ставит программы для фигуристов и сборной по синхронному плаванию, а также продолжает работать в театре, записав в свой послужной список роли в мюзиклах «Бриолин» и «Чикаго». И собирается продолжать в том же духе.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
nayotrie
Apr. 3rd, 2013 11:16 am (UTC)
Молодец человек.
santiia
Apr. 3rd, 2013 12:36 pm (UTC)
Да :) Он из той же породы, что Вечнозеленый Дэвис или Хирн, которым обязательно станет скучно, если просто успокоиться на достигнутом.

Сейчас я уже приступила к переводу книжки про Курта Браунинга.
( 2 comments — Leave a comment )