?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Начало

Это не похоже на бейсбол, не похоже на хоккей. В фигурном катании ты сидишь и ждешь, пока девять человек посылают тебе противоречивые сигналы. Все три раза, что я побеждал, я сидел и чувствовал себя спокойно, собранно и на удивление пусто. Совсем иначе я реагирую на чужие победы. Когда через два дня Кристи Ямагучи выиграла турнир женщин, я разрыдался. Собственно, меня захлестнули эмоции в ту же секунду, как зазвучала её узыка.

Я легко отношусь и к смеху, и к слезам, потому что знаю, как чувствуют себя прочие фигуристы. Я сочувствую им. Виктор на пьедестале был явно очень расстроен, так что, для меня было бы очень сложно прыгать от радости, даже если бы я этого и хотел. Нельзя ликовать, когда твоему другу грустно.

Многие фигуристы ощущают, что вставая на пьедестал, они достигают высшей точки. Но я получаю удовольствие от просто связи с публикой, слыша, как они поют гимн Канады, видя их лица. Я счастлив за них, но себя я более-менее держу в руках. Орсер, к примеру, на пьедестале был очень эмоционален, я – не так. Когда я ухожу со льда и с арены сам, когда я оказываюсь вдали от всех – вот тогда меня и захлестывает.

В Париже я даже не понимал, что сделал («Эй, я не нарочно»). В Галифаксе я был благодарен, как первому глотку воздуха, выныривая из-под воды. На этот раз я задумался, что же это все означает, и что должно. Как все должны к этому относиться? Миллионы людей желали мне удачи или поражения. Что они думают обо мне сейчас?

Потом, я очень переживал из-за Виктора. Я думал: «Это последняя соломинка. Определенно, я нажил себе врага в лице этого русского парня». Он выглядел очень-очень напряженным. Я смотрел его выступления в течение сезона и думал «Если мы катаемся так сейчас, то что же будет на чемпионате мира?» В Мюнхене я задумался, будет ли следующий раз еще сложнее.

А потом пришло время думать о других вещах. Медаль – только начало. Еще нужно пройти пробы на допинг. Нужно давать бесконечные интервью. В Париже я ужасно хотел узнать, чем же занимаются чемпионы мира, думал, что передо мной просто широко распахнутся двери, и я смогу делать что хочу. А вместо этого я сидел на почте пустой арене среди ночи и беседовал с людьми за тысячи миль от меня.

Я думаю, что мое отношение к победам – продолжение того факта, что я, как уже упоминал, очень практичный фигурист. Я был на пьедестале большую часть своей соревновательной карьеры. Я к этому привык. Эта хладнокровная сторона моей личности очень полезна, я горжусь ею почти так же, как и самими победами. Победа – это не мистический грааль. Победа – это не все. Это просто конечный результат, если я все сделаю правильно. Может, именно поэтому я могу выиграть, а остальные – нет.

Я надеялся, что Петр Барна тоже выиграет медаль, потому что мы дружили уже много лет. Он выступил хорошо, но занял четвертое место, за Тоддом Элдриджем. Крис Бауман стал пятым, за ним – Элвис и Слиппер. Это был прекрасный день для Канады и знак того, что впереди – еще более прекрасные дни.

В отеле Слиппер и Кевин Альбрехт устроили частную вечеринку. Кевин обычно очень спокойный и сдержанный, но на этот раз он отплясывал «Танец Радости». Отель прислал нам шестилитровую бутыль шампанского, я едва мог её поднять. Потом я нашел Дэвида Дора и передал ему свою медаль. «Вот, – сказал я. – Их уже три. Медали, медали, медали».

Слиппер и Элвис помогли мне откупорить эту бутылку – пробка вылетела и оставила вмятину в потолке. Но мы не пролили ни капли. Потом мы пошли по кругу, наполняя каждый бокал. Прибыла вся моя семья, включая кузину Дженнифер, были родители других фигуристов, персонал CFSA и канадские судьи. Несколько тостов спустя мы пошли искать другие гулянки, прихватив эту бутылку шампанского с собой.

Около шести утра мы зависли у пиццерии, споря, кто любит анчоусы, а кто их ненавидит, и наливали шампанское зевакам. Потом поймали такси и поехали обратно. В 6-30 я вышел у отеля, и тут еще одно такси затормозило позади нашего. Двери открылись, внутри был Петренко. Мы ничего не говорили. Просто посмотрели друг на друга и улыбнулись.

Что дальше?

Каждый раз, делая шаг на лед, я другой человек, но мои чувства остаются неизменными. Когда я только начал кататься, мне казалось, идея в том, чтобы оставаться на льду, веселиться, и узнать, скольких новых людей я смогу повстречать, и в сколько бед попасть. Потом я начал учиться танцевать и прыгать. Постепенно все изменилось. Я начал путешествовать, заводить новых друзей, понял, что фигурное катание может мне дать. В хорошие дни это было здорово. В плохие – я должен был понять, что я сам могу дать фигурному катанию.

Давайте поговорим об этом. Предупреждаю, провидец из меня слабый, но я попробую. Семь лет назад, если бы меня спросили о будущем фигурного катания, я наверняка не сказал бы, что этим будущим стану я. Так что, любые предсказания могут не сбыться. Фигурное катание растет и развивается, как любой другой вид спорта. Изменяются правила. Растет зрительская аудитория, которой нужно угождать, поэтому обязательным фигурам пришлось уйти. Если бы люди хотели их смотреть – мы бы до сих пор их делали. Подозреваю, что однажды изменится даже само название: «фигурное катание» недостаточно адекватно описывает то, чем мы занимаемся.

Я не хочу предсказывать, что случится с соревнованиями в ближайшем будущем. Если я скажу: «Никто и никогда не сделает того-то и того-то», – можно биться об заклад, что это обязательно случится через полгода. Возможностям человека нет предела. Фигуристы становятся лучше, их тела – сильнее, они начинают все раньше.

Прыжок в четыре оборота – квад – станет обыденностью. Его уже пробуют шесть или семь ребят. Возможно, будет четверной аксель; я сейчас работаю над четверным сальховом. В программе будет больше одного квада, будут каскады четверных с двойными и тройными прыжками. На Олимпиаде 1988-го года в произвольной программе Орсера было семь или восемь тройных, только два каскада – три-три и три-два. В Мюнхене я сделал восемь тройных, три каскада из тройных, и подумывал сделать четверной. Я не говорю, что Орсер или Бойтано не смогли бы сделать подобное, им просто это не нужно было для победы.

Эра Орсера и Бойтано была слиянием атлетизма и артистизма. Сейчас кажется, что на артистизм не осталось времени. Нужно постоянно делать что-то экстраординарное, чтобы удержаться. Кроме того, фигурное катание стало довольно рискованным. Если так подумать, то мы должны бы носить защитные шлемы, мы занимаемся опасными вещами. Чудо, что большинство фигуристов не имеют таких серьезных травм.

Нужно уметь все. Нельзя полагаться только на прыжки, но нельзя и сосредотачиваться только на длинных красивых арабесках и проездах. Нужно удовлетворять и техническим требованиям, и художественным. Я бы хотел, чтобы эти части судили разные судьи. Таким образом, все бы занимались тем, в чем разбираются, а не играли каждый с двумя наборами оценок. Это бы повысило расходы на проведение турнира, но стало бы судейство более честным для спортсменов.

Кроме того, я бы хотел увидеть в фигурном катании что-то вроде Кубка Мира. Поклонникам было бы намного интереснее, если бы они смогли следить за целой серией соревнований, с баллами и призовыми, которая бы определила лучшего фигуриста любого года. Конечно, фигуристам пришлось бы жить на чемоданах, но как долго вообще длится наша карьера? Не очень много лет. Если бы там платили достаточно денег – а их будут платить, учитывая права на телепоказ и спонсоров – думаю, мы бы с радостью приняли эту идею. В конце концов, это было бы продолжением того, что мы и так все делаем – постоянно ездим на соревнования. Если бы сезон расширили, просто пришлось бы поддерживать форму немного дольше.

Но каким бы ни был следующий прорыв, я рад сказать, что, скорее всего он начнется в Канаде. Мы – лучшие фигуристы в мире по нескольким причинам. Во-первых, успех притягивает к себе успех. Когда я проходил свой путь из новисов и юниоров, кто были мои кумиры? Обладатели серебра и золота, чемпионы мира. Я последовал сразу за Брайаном Орсером, соответствовать было очень тяжело, но я рад, что мне удалось. Чтобы стать чемпионом Канады, нужно кататься невероятно хорошо. Соревнование яростное. Если ты его выиграл, это значит, что ты уже победил кое-кого из лучших фигуристов мира, так что, уже виртуально обеспечил себе место в первой десятке чемпионата мира или Олимпиады.

Канадцы оглядываются на Дональда Джексона, Барбару Энн Скотт и Петру Бурка, они сразу же устанавливают себе высочайшие цели. Они оглядываются на Орсера, возможно, сейчас – и на меня. Канадские фигуристы – и парни, и девушки – обоснованно надеются достичь высокого уровня. Потому что это уже было сделано до них, это возможно.

Кроме того, помните о канадской системе, которая помогает всесторонне развивать таланты маленьких фигуристов. У нас есть национальная сборная Дэвида Дора, тренировочные лагеря, семинары, высококлассные тренеры в каждой части страны. Молодых многообещающих фигуристов сразу замечают. И они учатся очень многому – как общаться с прессой, как вести себя на допинг-тесте, как презентовать себя. Они встречаются со старшими фигуристами, со спортсменами из других видов. Они вместе тренируются и соревнуются. Это не случайная система, ей остается только позавидовать. Она выпускает лучших, и все будет только лучше. А самое лучшее – впереди.

Что касается меня, то я не супер-атлет, сконцентрированный только на спорте. Я гуляю по округе в шортах, футболке и кедах, которые давно уже надо было выбросить, пью пиво, хожу на вечеринки и иногда вожу машину слишком быстро. Но я человек, верящий в то, что поступает правильно, который старается поступать правильно и который достиг всего, что имеет, тяжелым трудом и искренним желанием.

Жалею ли я о чем-либо? Не о том, о чем вы могли бы подумать – что рано оставил школу и посвятил всю жизнь фигурному катанию. Все, чем я пожертвовал, вернулось мне десятикратно. У меня было прекрасное детство, семья, которая меня поддерживала, я делал то, что люблю, и у меня хорошо выходило. Меня никто не принуждал и не тащил ни к чему, ни тренер, ни родители, ни кто-либо другой.

Некоторые фигуристы умеют то, чего я не могу, и я этому завидую. Завидую абсолютному таланту Бойтано к прыжкам, чувству момента Скотти Хэмилтона, его скорости и тому, как он приземляется, будто все еще летит. Я завидую уверенности Орсера в каждом своем движении. Завидую способности Гэри Бикома наплевать на все правила и нормы катания и делать то, что хочет.

Я отсчитываю время до Олимпийских Игр в Альбервилле. Я рад, что уже принимал участие в Олимпиаде в Калгари. На чемпионате мира не нужно идти вместе с тремя сотнями спортсменов в одинаковых цветах, и зритель не скажет: «Да! Это мой флаг! Это наши!» На Олимпийских Играх мы все вместе, есть такой элемент: «Если я выиграю чемпионат мира – значит, я лучший. Если я выиграю Олимпиаду – значит, мы лучшие». Я это понимаю.

В фигурном катании есть свои награды. Я стал маленькой эрой. И даже если все это завтра закончится, у меня останутся мои ноги, мои мама и папа, и я смогу сидеть на крыльце в Каролине и проигрывать в памяти интересные воспоминания. Мой единственный итог – это было прекрасное путешествие, и оно им остается, день за днем.

От переводчика.

Курт Браунинг поедет на Олимпиаду-1992 в ранге главного фаворита. Действующим чемпионом мира, уже трехкратным чемпионом мира. Он не выиграет, более того, он даже не попадет на пьедестал. Победит его "Немезида", Виктор Петренко, трижды уступавший Браунингу на чемпионатах мира, но ни разу - на Олимпийских Играх. Не удастся Курту выиграть и через два года в Лиллехаммере. Возможно, лучший из фигуристов ХХ века останется без единой олимпийской медали.

Впереди будет невероятно долгая и успешная карьера в профессионалах, счастливая семейная жизнь, общественная деятельность и многое другое, благодаря чему он остается безусловной звездой первой величины, сколько бы новых имен не появилось за прошедшие двадцать лет.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
meendlice
May. 19th, 2015 07:05 am (UTC)
Большое спасибо за ваш перевод! Благодаря ему сначала восхитилась Куртом Браунингом как личностью, а потом пошла смотреть прокаты - и пропала окончательно. :)
santiia
May. 19th, 2015 07:28 am (UTC)
Пожалуйста :) Я рада, что это интересно. К тому же, герой того стоит ;)
Заходите еще.
( 2 comments — Leave a comment )