?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

…За двадцать пять лет до рождения Геракла по Греции прокатилась эпидемия безумия – вакханалии. Её жертвой могла стать любая женщина: только что она твоя жена, мать, сестра или дочь, а в следующий миг она сходит с ума и рвет в клочья своих детей. Туда бы братьев Винчестеров, дело как раз по их профилю, но они в этом мире еще не родились. Зато есть Персей. «Персей» означает «истребитель».

…Дионис был рожден от союза Зевса и смертной. Полукровка. Такой же, как Персей, Тесей или Геракл (будем придерживаться официальной версии). Потенциальный великий герой, истребитель чудовищ. Но свою судьбу он решил иначе.

Так же, как в романах «Герой должен быть один» и «Одиссей, сын Лаэрта», лишь вскользь упоминаются те события, благодаря которым эти господа вошли в мифологию, внимание отдано совсем другим периодам их жизней. И главным в биографии Персея становится совсем не убийство Медузы и спасение Андромеды, а один неудачный бросок диска, положивший начало войне между двумя братьями. Эта война, где менялись местами смертные с бессмертными и реальность с образом, разворачивается на глазах десятилетнего Амфитриона, внука Персея и в будущем – отца величайшего из героев Древней Греции.

Да, снова мифологическая Греция, где люди, боги и разная сверхъестественная мелочь соседствуют друг с другом, в лесах водятся сатиры, а из змей получаются самые лучшие жены, и это не метафора. Это новая история о мире и отношениях людей и богов, часть мозаики на уровне идей. Вскользь упомянутая в другом произведении тема получает раскрытие, отдельные моменты вдруг обретают совсем иное значение, местами привычный взгляд на события выворачивается наизнанку. Роман особенно интересно воспринимается в контексте, со всеми обильно разбросанными цитатами и отсылками, причем не только на «Грецию», и не только Олди (не удивляйтесь, встретив некоего фракийца, или воина, называющего себя клыком, это привет соседу).

Есть, разумеется, и недостатки. Например, по сравнению с историями про Геракла и Одиссея «Внук Персея» суховат, если можно так выразиться. Персонажи местами излишне функциональны, выступая в первую очередь носителями авторских идей, и лишь во вторую – людьми (или не людьми), речь и авторские акценты местами грешат однообразием, а намеки, формирующие еще одну линию, так и остаются висеть в воздухе (читатели и сами догадались, конечно, но завершение все же просилось). Возможно, все дело в том, что будет еще вторая книга, нужно же оставить затравку.

Впрочем, это из разряда придирок и вкусовщины. А не вкусовщина, простите, это шестнадцатый таймс через полуторный интервал, дабы растянуть на четыре сотни страниц текст, в котором по ощущениям, хорошо, если триста. Пламенный привет Эксмошникам.