?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Этот фрагмент перевода биографии Робина Казинса посвящается всем, кто был на ФГП в Сочи. Может пройти тридцать лет, спортсмены могут прыгать по три четверных за программу, но ничто и никогда не изменит Бюрократию! Читая о Лейк-Плэсиде, вспомним о совсем недавнем

Итак, Зимняя Олимпиада 1980-го года. Объекты – первоклассные, спортсмены – воодушевленные, публика – доброжелательная, но имеются небольшие сложности: Лейк-Плэсид – точка на карте с населением в три тысячи человек и односторонним движением. Так что, в начале февраля узкие дороги представляли собой одну сплошную пробку, полную замерзших и раздраженных спортсменов и зрителей, ожидающих появления призрачного автобуса.

В конце января организаторов больше всего волновало отсутствие снега. Среди грязи и слякоти им снились кошмары о первых в истории Осенних Олимпийских Играх. Потом снег выпал, а с ним возник новый вопрос: как запихнуть тринадцать тысяч человек-членов «олимпийской семьи» (а в прогнозах – до пятидесяти тысяч гостей города ежедневно) в трехтысячную «деревню»?

Счастливым обладателям билетов на соревнования приходилось оставлять машины миль за шестнадцать до границ городка и добираться до места регулярными автобусами. Слово «автобус» стало ругательством: сначала система регулярного сообщения застопорилась из-за сложностей с профсоюзами, а потом – просто застопорилась. Без причин.

Не лучше приходилось и спортсменам. Сборную Великобритании на церемонии Открытия чиновники продержали в автобусах на арктическом холоде до самого момента торжественного парада всех сборных. А потом снова запихнули в промороженные автобусы. Обычно занимающая десять минут дорога до олимпийской деревни теперь длилась два часа, из-за чего Робин пропустил свою первую тренировку на олимпийской арене. Прибывшие с ним родители и старший брат Ник еле добрались до места. Многим пришлось ловить попутки, восьмерым потом понадобилась медицинская помощь из-за обморожений.

Карло и Криста сняли дом в Миррор-Лейк, в нескольких минутах от арены, и любезно пустили туда семейство Казинсов, как минимум, Робин мог там отдохнуть: выделенная официальная каморка в олимпийской деревне была последним местом, где бы он хотел находиться. В том доме было так много народу, что по утрам приходилось пробираться и переступать через ряды спящих в спальных мешках тел.

Спустя шесть месяцев после убийства лорда Маунтбеттена членов сборной Великобритании особо охраняли. Службу безопасности совсем не радовали отлучки Робина Казинса и, к счастью, они не знали, что тот дом принадлежал американцам ирландского происхождения. Правда, хозяева менее всего собирались угрожать этому англичанину – вместо этого они повесили на дом баннеры в поддержку своего гостя-фигуриста.

Кристофер Дин на этой Олимпиаде чувствовал себя скорее пораженным зрителем: сотенные армии британских и прочих журналистов сосредоточились на Робине и его медальных перспективах. Крис и Джейн были тогда еще слишком молоды и такого внимания к себе не привлекали, поэтому созерцали окружающий их цирк с позиций сторонних наблюдателей.

«Это было захватывающее зрелище. Мы с Джейн извлекли из него урок, и он помог нам в будущем, когда пришла наша очередь».

Но даже при том, что Робин был главной звездой, Федерация не позаботилась о билетах для его родителей, а их пропуска на тренировки на соревнованиях были недействительны. Фред и Джо смотрели прокаты сына только благодаря доброте представителя ВВС Алана Уикса.

Сама Джо перешла в режим существования на успокоительных: к переживаниям за младшего сына добавлялись переживания за старшего – к тому времени Мартин женился и как раз в эти дни должен был родиться его первенец. Британские журналисты учуяли запах сенсации: Ник был с братом в Лейк-Плэсиде, но никто не знал, где же Мартин. Неужели в семействе случился раскол? Истинная причина вскоре стала известна, слухи улеглись, но один репортер очень расстроился, что скандала все же не получилось.

Робин как раз уходил со льда после второй фигуры, когда ему передали записку: «Позвони брату в Лондон». Он взглянул на родителей: «Быстро, звоним домой. Думаю, я стал дядей».

Это стало большой новостью. Мартин и его жена Джун назвали сына Робином Клиффордом, а новоиспеченный дядюшка, радостный, что ему теперь есть о чем думать, помимо фигур, завершил этот раунд на достойном четвертом месте. После блестяще исполненной короткой программы поднялся на второе место. Его одарили целой гроздью вторых оценок в 5.9, а канадский судья оценил артистическое впечатление в 6.0.

Чарли Тикнер, олимпийская надежда США, короткую программу провалил и выпал из числа претендентов на золото. Американцам пришлось выбирать, за кого болеть: за англичанина или за восточного немца. И раз уже выбор такой, решили они, то пусть уж лучше будет англичанин, тем более, тренирующийся в Колониях.

В своей разминке на произвольную программу Робину выпало выступать первым. Он вышел на лед и замер на миг:
«Боже, я только надеюсь, что не опозорюсь перед всеми этими зрителями. Это было бы совсем некстати».

Его произвольная программа была бы технически безупречной, если бы не одна ошибка – приземление на две ноги с тройного риттбергера.

Закончив, он предпочел вместо мучительного ожидания результатов прочих выступлений сходить на тренировочный каток и проведать Линду Фратиане. Увидев его, фигуристка подъехала к бортику:

«Как откатал Чарли?»
«Не знаю. Он еще не выступал»

На обратном пути его перехватил Ник.

«Ты где был? Мы тебя обыскались! Уже все»

Ник прибежал из комментаторской кабины ВВС, куда уже поступила неофициальная информация о результатах. Вместе братья отправились искать Фреда и Джо, и ждать официального объявления итогов.

На календаре 21 февраля 1980-го, на часах – 11:15 вечера. Никто не отрывал взгляд от монитора, куда выводились компьютерные подсчеты. И вот, оценки последнего выступавшего выставлены, и на табло зажегся итоговый список – имена на русском, французском, английском, немецком и чешском. И на первой строчке – Казинс, Робин, Великобритания.

Четырнадцать с половиной лет, усилий и принесенных жертв. Квест окончен – Грааль в руках.

Ник очень хорошо помнит этот поздний вечер.

«Это была самая потрясающая ночь в моей – и Робина, я точно знаю – жизни. Его имя звучало, как всегда, когда у британцев появляется кто-то, кто может победить. Мы просто с ума сходим. Пресс-конференции, интервью каждый день, каждую минуту. Каждый шаг рассматривается под микроскопом. Давление было невероятным. Итоговые результаты получились очень близкими. Вряд ли Робин сам понимал, что происходит – просто так судят фигурное катание. Мы сидели в комментаторской, когда на мониторе появились итоговые места. Какое-то мир еще не знал, что Робин победил, а мы уже знали».

На льду развернули ковровую дорожку и соорудили пьедестал, на который должны были взойти три молодых человека.

«Робин Казинс»

Он выехал, поклонился и пошел по дорожке к своему месту. Уже перед своей – первой – ступенькой он споткнулся.

«Обычно пьедесталы делают с двумя-тремя ступенями, но там был еще одна «половинка». В тот вечер мои ноги уже сделали все, что должны были, и сейчас плохо слушались. Я словно был за многие мили оттуда».

Затем были церемония, круг почета, пресс-конференция, допинг-тест, объятия, поцелуи, поздравления и букеты. Наконец, Робин с родителями и тренерами поехал в олимпийскую деревню праздновать. Охрана отказалась их впустить. Они стояли на пробирающем до костей холоде в половине второго ночи и спорили с охранницей. Даже демонстрация золотой олимпийской медали не смягчила её сердца.

«С нами был глава Олимпийского Комитета, был Министр Спорта, мы сами, – вспоминал Фред. – Тем не менее, она была непреклонна. Понадобилось двадцать или тридцать минут, прежде чем мы смогли прорваться к человеку, который сумел переубедить ту леди».

Вот вам и мировая слава.

В Англии друзья, родственники, соседи и посторонние провели без сна полночи, дожидаясь итогов соревнований одиночников. Школьники Бристоля смотрели и ждали. Естественно, уроки на следующее утро были полностью сорваны.

В США за соревнованиями следило семейство Уайли.

«Это был кошмар, Пол переживал так, что чуть не потерял сознание. Мы купили новые телевизор и видеомагнитофон, мой муж их настроил, но у нас все тряслось. Будто выступает собственный сын. Кто-то нам позвонил, но мне кажется, мы поняли, что он победил, еще до того, как увидели по ТВ. Потом позвонил Робин – было примерно три часа ночи, и они гуляли, переходя из одного места в следующее».

Лондонский «Обзервер» в своей статье упомянул, что Робина видели, «делающим сальто в тюремной камере блока Джей, он развлекал того беднягу, который в ту ночь должен был дежурить». Шутка про тюремную камеру имела под собой основания – после Игр олимпийская деревня стала федеральной тюрьмой с минимальной охраной. Правда, для некоторых чемпионов, скрывавшихся от преследований прессы, она стала камерой уже тогда.

На следующее утро пришли сотни телеграмм – все поздравляли Робина с победой. Но превыше посланий от Майкла Джексона и королевы Елизаветы он ценил телеграмму «Мы все болеем за тебя», подписанную Полом и Линдой Маккартни.

Уже значительно позже представитель Палаты Общин английского парламента обратился к Маргарет Тэтчер:

«Ввиду того, что Президент США Картер пригласил на обед в Белом доме олимпийскую сборную США по хоккею, победителей Лейк-Плэсида, возможно, Премьер-Министр повторит этот шаг, пригласив Робина Казинса на чай на Даунинг Стрит?»
«Я полагала, что он выше этого, – с улыбкой ответила миссис Тэтчер. – Разве пристало джентльмену напрашиваться?»

Никакого чая, мистер Казинс.

Вдали от всего этого вихря событий Робин вернулся в Денвер. Впереди был чемпионат мира в Дортмунде и новый вызов: повторить достижение Джона Карри, «хетт-трик» золотых медалей Европы, Олимпиады и Мира. И это тоже давило.

Как сказал в своем интервью газете «Ивнинг Пост» Фред: «Люди считают, что Робину для того, чтобы победить, нужно только надеть коньки и выйти на лед, однако Ян Хоффман в этот раз будет еще более мотивирован». Как обычно, Фред оказался прав.

Comments

( 4 comments — Leave a comment )
nayotrie
Jan. 5th, 2013 11:17 am (UTC)
Спасибо. :)
santiia
Jan. 5th, 2013 11:27 am (UTC)
Какая гифка чудесная! Тебе тоже спасибо!
Рада поднять настроение :)
valeria057
Jan. 5th, 2013 03:44 pm (UTC)
По крайней мере, в Сочи народу не грозит обморожение))

Спасибо, очень интересно)
santiia
Jan. 5th, 2013 04:14 pm (UTC)
Да, риск обморожения не грозит. Зато в Сочи меня все время терзала мысль: как знакома мне эта обстановка, где же я это проходила? Так это же традиция!
( 4 comments — Leave a comment )