?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Снимается кино!

Анонсируя прошлый фрагмент перевода как предпоследний, я непреднамеренно соврала. В анонсе упомянула фильм под названием «Золотой лед», оказалось, что его многие видели, да и вообще кино достаточно известное. Поэтому, я решила посвятить больше внимания этому эпизоду биографии Робина Казинса, отделив его от театральных работ.

«Золотой лед» (The Cutting Edge в оригинале) представлял собой современную романтическую историю, разыгранную в быть может частично и пересекающихся, но совершенно разных мирах хоккея и фигурного катания. Режиссеру Полу Майклу Глейзеру был нужен хореограф и технический консультант.

Через руки Робина к тому времени прошло уже не менее семи киносценариев о фигурном катании, и «Золотой лед» был не лучшим из них, но обладал наибольшим коммерческим потенциалом. Робин отправился на встречу, заинтересованный, но без особых иллюзий.

«Мы слепы, – сказали ему киноделы. – Мы ничего не знаем о фигурном катании. Вы можете нам помочь?»
«Да», – сразу же ответил Робин.

Он снова почувствовал себя ребенком, разворачивающим рождественский подарок. Но потом практичный взрослый сел за руль своего БМВ и задал вопрос уже себе: «Ты хоть понимаешь, что сделал?»

«Но так же быстро, как я сказал «да» им, я сказал «да» и самому себе. Да, я понимаю, что я сделал».

Прежде чем были заключены все сделки и подписаны все контракты, Робин поговорил с другом-фигуристом по имени Тони, которого хотел нанять помощником, и показал сценарий. Тот удостоил его одним взглядом и отрезал: «Ничего не выйдет».

История была далека от реальности, начиная с фабулы: хоккеист становится фигуристом, объединяется с элитной парницей и вместе они выигрывают Олимпийские Игры.

На главную роль фигуристки Кейт утвердили Мойру Келли, актрису, сыгравшую в телевизионном фильме «Любовь, ложь и убийство» и в кинофильме «Билли Батгейт».

«Что думаете?» – спросил режиссер.
«Она не дотягивает до тех девушек, с которыми я проводил прослушивание в Лос-Анджелесе, но если кто-то сможет исполнить то, что должна героиня фильма, думаю, и она сможет», – ответил Робин.
«Очень рад, что вы так считаете, потому что она прекрасно показала себя на кинопробах. Она станет звездой. И лично я выбрал её».

Робин отвез Мойру на каток – посмотреть, как она скользит, делает шаги и тройки. Она была типичной девушкой с массовых катаний Лонг-Айленда.

На главную мужскую роль Дага Дорси утвердили Ди-Би Суини, набирающего популярность молодого актера, игравшего на Бродвее, в кино и на ТВ. По сюжету, его герой, член олимпийской сборной по хоккею, вынужденно оказывался вне своего спорта, но его находил тренер героини-фигуристки и осуществлял волшебное превращение.

«Кажется, этот парень занимался хоккеем. Что означает, у него когда-то были собственные коньки. С мужчинами вообще всегда сложнее. И для него в жизни важную роль играл хоккей, а не фигурное катание».

Исходя из этого, Ди-Би идеально подходил на роль. Как и его персонаж, он вошел в мир цветов и блесток с криками ужаса.

Целью Робина было найти настоящих фигуристов.

Вторую героиню, Лори, соперницу Кейт, сыграла Рэйчел Оттли, но её роль требовала больше актерской игры, чем катания. На роль экранного партнера Лори Робин пригласил парника Кевина Пикса.

«Я работал с Кевином в «Ледовом фестивале» и еще нескольких шоу. Мы отправили ему сценарий и спросили: «Хочешь сыграть этого чопорного и весьма шаблонного персонажа?» Мы подумали, это было бы забавно».

Робин надеялся, что дублерами Ди-Би и Мойры смогли бы стать Питер и Китти Каррузерсы. Катание Питера отличалось некоторой «жесткостью», что могло бы изобразить энергию хоккеиста, и они с Китти как раз были мастерами в том материале, который планировал показать Робин. Но из-за своего рабочего графика фигуристы не смогли принять предложение – и за месяц до начала съемок в ансамбле все еще не было ключевых игроков.

Тогда Робин вспомнил другую пару. Шэрон Карц и Даг Уильямс стали бронзовыми призерами чемпионата США в 1990-м году, но опустились на одно место ниже год спустя. Робин позвонил Шэрон и пригласил её в «Золотой лед» – но лишь её.

«При всем уважении к Дагу, он слишком выученный и хореграфичный, и на целый фут выше, чем нужно. Но я бы с удовольствием поработал с тобой. Ты похожа на Мойру как родная сестра».

Робин тогда не знал, что Шэрон и Даг уже разорвали своё партнерство. Шэрон ответила, что с радостью попробует. Потом он вспомнил о Джоне Дентоне, который на том же чемпионате США был пятым – как раз за Шэрон и Дагом – и на этот раз повезло.

Преимуществом работы с Шэрон и Джоном было отсутствие у них собственного узнаваемого стиля как пары. С ними можно было работать с чистого листа.

В марте Робин уехал в Торонто и первые три недели экспериментировал на льду с Шэрон, Джоном и некоторыми канадскими парниками. Все это снимали на видео, кассеты отправляли Полу Глейзеру в Лос-Анджелес. Дело закончилось тем, что канадские парники ввели придуманные Робином элементы в свой арсенал.

Главным заданием было как-то совместить кинематографическую фантазию с аутентичностью для знакомой с фигурным катанием публики.

«Мы должны смешать парное катание с акробатическими трюками, чтобы это стало приемлемо для разбирающейся в катании публики, чтобы они сказали – а почему бы и нет?»

Однажды Пол перечитал сценарий и срочно вызвал Робина на совещание.

«У нас большая проблема. Фигурное катание у нас слишком хорошее. Они попадают на национальное первенство и мы в это верим. Попадают в олимпийскую сборную. Не нужно, чтобы они выигрывали Олимпиаду, это слишком банально. Все, истории конец. Нужно что-то другое, чего никогда не было раньше».

Робин и Тони сели в маленькой комнате отдыха отеля «Интер-Континентал». Спустя где-то треть бутылки джина у них родилась идея: пускай они сделают «булаву»!

«Нельзя! – запротестовал Тони. – Это нелегальный элемент!»
«Легальный, нелегальный. Мы это уже прошли. Ты только посмотри: тут в кино на соревнованиях используют прожекторы! Вот в такой мы реальности».
«Ладно, пускай сделают булаву».
«И он её отпустит!»
«Ага, и она разобьет себе голову».
«Это бы случилось, сделай ты такое на самом деле, но если так заснять, чтобы с ракурса камеры казалось, что партнерша взлетает из твоих рук вертикально – тогда, в теории, она бы могла и пролететь вверх».
«А ты бы поймал её и поставил обратно на лед, как с двойной подкрутки».

Потом Робин сказал режиссеру: «У меня есть для вас идея. Это никуда не годится по части фигурного катания, но, думаю, это то, что вы хотите. Такого не бывает, но мы создадим … В общем, идея такая: он её раскручивает и отпускает, она взлетает, и он её ловит. В реальности она, вероятнее всего влетела бы головой в бортик».

Сценарий изменили: Кейт и Дага низко оценили на национальном первенстве из-за интриг, перед ними встал вопрос: обойтись малой кровью и сыграть по правилам, или же попробовать прорваться в олимпийскую сборную с нелегальным тузом в рукаве? Это же Голливуд! Естественно, они выберут риск.

Наверху хотели, чтобы кино ничем не напоминало запись шоу или турнира. Робин соглашался – пока он мог гарантировать, что фантазии будут смотреться органично в спортивном контексте.

«Это было тяжело. Я хотел убедиться, что с моей стороны все выверено до миллиметра. Я должен стоят на страже на случай любого ляпа. Когда работаешь с людьми в этой сфере впервые, то часто перестраховываешься. В самом начале я был сверхщепетилен, я не хотел, чтобы кто-то сказал: это не то, что нам нужно».

Вымышленный сюжет «Золотого льда» разворачивался в течение четырех лет между зимними Олимпиадами 1988-го и 1992-го годов. Для выдуманных чемпионатов США и Олимпийских игр были придуманы программы. Робин нашел видеозаписи турниров, чтобы креативный отдел нанял массовку, изображавшую судей, тренеров, представителей СМИ и зрителей.

Из-за законодательных ограничений кое-что было изображено неправильно: «олимпийские» сцены без настоящих талисманов и рекламных баннеров, олимпийские кольца не того цвета.

Полу хотелось, чтобы судьи были в наушниках. Робин спросил: «А как им тогда слушать музыку?»

«Они её и слушают через наушники! – сказал режиссер. – Это такая технологическая новинка, разработанная специально для этого турнира».

Кроме того, он не желал отказываться от прожекторов.

«Мне нравится смотреть фигурное катание, но я не могу сказать, чем профессиональное катание отличается от спортивных турниров. Все показывают по ТВ примерно в одно и то же время. На некоторых есть прожекторы, на других – нет. Иногда даже на чемпионате мира есть прожекторы!»
«Так это показательные выступления», – объяснил Робин.
«Ну а я ничего такого не знаю».

Сначала Робин «правил каждый нюанс в сценарии с точки зрения фигурного катания. Но это было не то, чего они хотели. Они хотели фантазию, которая, возможно, и могла бы случиться в реальности – все фильмы для этого снимаются. Я всегда думал, что это потому, что они не разбирались в предмете. Но на самом деле они вполне разбираются. Просто им нужен ответ: а могло бы такое случиться? В реальности? Если бы хватило дурости? Ну, да. Могло бы».

Дальше возникла проблема с Мойрой Келли. Несмотря на то, что руководство запретило ей кататься во время обеденного перерыва, она не устояла, а дальше поскользнулась на льду и попыталась удержать свой плеер. В результате – перелом ступни.

Робина это, конечно, не обрадовало, но: «Нельзя же бить ребенка, когда он и так понимает, что натворил».

Изначально все сцены с фигурным катанием должны были сниматься одновременно, а из-за несчастного случая с актрисой график пришлось менять. Робин отменил своё участие в туре Тома Коллинза. Также ему пришлось придумать, как можно заставить Мойру выглядеть катающейся, но без коньков на ногах.

Для начала, он переделал кресло на колесиках, чтобы актриса в движении казалась нормального роста. Потом они с Тони придумали сцену, в которой Кейт проезжает мимо зеркал в «ласточке». К этому времени она уже достаточно выздоровела, чтобы красиво держать свободную ногу, но перелом еще не зажил. Сцена была достаточно длинной и снималась одним планом, Мойра стояла на специальной платформе, Робин её толкал, но режиссеру не понравилось: «Это неправильно, не похоже, что она катается, похоже, что она едет на чем-то». И тогда в голову фигуристам пришла идея: передвигать зеркала, а не актрису! Если немного сдвинуть одно, сменить угол – изображение меняется, словно фигуристка проезжает мимо него. Это полностью изменило всё ощущение от сцены. В кино, если присмотреться, можно понять, что фигуристка не едет сама, но вся хитрость в том, что на девушку в это время не смотрят! Смотрят на её отражение в зеркалах.

С Мойрой было легко работать, в отличие от её партнера Ди-Би Суини. Одним из любимых развлечений команды стало еженедельное соревнование по расшифровке его инициалов, и вариант «ДоБряк» почему-то никому не приходил в голову. Некоторые из теорий Робина отличались изобретательностью. К Мойре претензий не было.

«Как актриса, она больше интересовалась тем, что происходит у фигуристов в голове, потому что именно голова диктует реакцию тела. Если знаешь, о чем кто-то думает, можно сразу узнать, как он встанет и как будет выглядеть».

У Ди-Би с «языком тела» частенько возникали сложности. У Мойры – никогда, она не позволяла другим подумать, что она не фигуристка или не чемпионка.

«Что бы ни делала Мойра, она делает это всерьез. Для неё это не игра, а работа. На экране она смотрится невероятно, действительно фигуристкой и чемпионкой до кончиков пальцев, и перед тем, как выйти на лед – просто по тому, как держится – и когда стоит на льду. Она выглядит так, словно занималась фигурным катанием всю жизнь. Если бы она в детстве решила стать спортсменкой, а не актрисой, думаю, она обязательно участвовала бы в чемпионатах США».

Кино создавало иллюзию: вот Мойра и Ди-Би катаются, вот они падают, встают и снова падают, вот исполняют трюк, который в реальности никто бы не выполнил (и не выжил после этого). У них было множество дублеров: Джон и Шэрон для катания, дублеры в трюках, дублеры в падениях и манекены.

«Мойра, Шэрон, мы все перемешивали так, что уже невозможно было понять, кто есть кто. Знаете, как в детской игре – найдите настоящих Мойру и Ди-Би».

Режиссеру нравились моменты, когда фигуристы тормозили с брызгами ледяной крошки из-под коньков. Но Робин сказал ему: «Оставьте эту затею. Она скользит, отлично смотрится, правильно тормозит – звучать будет неправильно. Все равно как заставить оперного певца открыть рот и запищать, как Микки-Маус».

Пол стремился передать «субъективное ощущение реальности фигурного катания», используя множество кинематографических приемов. Его целью было перенести на экран энергию спорта. Другие хореографы, возможно, сочли бы это ограничением, для Робина это был вызов.

«Я не делаю того, чего ожидает публика. Ты все равно видишь только фрагменты: кусочек того, кусочек этого, но я не хочу, чтобы все выглядело как в программе «Мир Спорта». Не хочу просто снимать фигурное катание, как раньше. Мы пытались залезть внутрь, перенести на экран ту энергию, которую почувствуешь только живьем, но не в записи.

Мои методы лучше всего подходили для меня и для Пола – но для фигуристов это было тяжело, потому что нужно было поставить программы. Потом, как только Пол просмотрит их через камеру, он что-то кричит – и мы все переделываем. Вот там и начинаются испытания. Не знаю больше никого, кто стал бы снимать парное вращение в волчке, чтобы в кадр попадали только плечи или только колени фигуристов. Но так получается все, что нужно увидеть. И все правильно».

Хореографию ставили из расчета на линзы камеры, и это, в свою очередь, определялось их размерами и типом; скорость движения; с дублированием кадров или нет. Кое-что из отснятого материала смотрелось как хоум-видео дурного качества. Но возможность перенести на экран внутреннюю энергию парного катания, а не просто заснять элементы, завораживала.

Робин помог сконструировать аппарат, названный «Толстяком Альбертом» – большая вращающаяся платформа, окруженная камерами и осветителями. Это позволяло актерам и оборудованию двигаться вместе, а фокус и освещение оставались неизменным, пока они имитировали катание.

«Если все правильно смонтировать и отредактировать, никто не узнает – если только ты сам не будешь стоять рядом и внимательно всматриваться – что на самом деле они просто крутятся вперед и назад».
«Вместо того, чтобы пытаться изобразить из Кейт и Дага обычных фигуристов, мы взяли в качестве примера Толлера Крэнстона и его работу корпусом во время катания».

Робин и Тони перегибались через стулья, чтобы проанализировать, как Мойре изобразить тодес, пока Пол по шесть минут снимал движение головы или хват руки. Киноделы ничего не хотели знать об ограничениях фигурного катания. Они требовали невозможного – и иногда его получали.

«А вот если так: одна команда снимает поддержку, и идет сюда с камерой, а потом они переходят в эту точку, мне нужны еще две группы за ними, пока они будут делать выброс Кауфман».

Это был просто кошмар. Пол хотел постоянно демонстрировать, что происходит что-то потрясающее. А как передать это возбуждение, не отмечая каждого движения? Естественно, убрав все, что «в промежутке». Робин должен был представить пять элементов за сорок пять секунд. Ключ в темпе и ритме, пространство вторично. Он поставил парные программы по образцу обязательных фигур, чтобы их можно было повторить в нужном месте в идентичном темпе.

Еще он писал диалоги для персонажа тренера Кейт, по сюжету, он был русским по имени Антон Памченко, а играл его английский актер Рой Дотрис. Вместе с Роем они писали «неформальные» сцены вроде тренировочных сессий. Пол мог сказать: «Так, нам сюда нужны реплики Антона. Что он мог сказать?»

«Я заметил, что лепил персонажей из некоторых знакомых. В Антоне многое от Карло Фасси: в том, как он говорит, в манерах, в его искренней симпатии к этой девушке. Множество мелочей, которых никогда не видели между Карло и мной».

Единственное, о чем жалел Тони, это что в кино не использовали катание самого Робина.

«Он пока не готов уйти за кулисы. Ему бы понравилось быть в кино. Мы катались во время обеденного перерыва и он носился туда-сюда, чтобы все увидели, как он это делает. Кажется, сразу после окончания съемок у него была другая работа, поэтому, ему на самом деле нужно было кататься для поддержания формы, но как только посмотреть приходили продюсеры и режиссеры, он начинал делать бэк-флипы. Потом с обеда возвращались остальные и прямо со ступенек начинали скандировать: Бэк-флип! Ну сделай бэк-флип!»

Заметить Робина в кино сложно, однако он изображал большинство комических падений.

«Они не могли позволить Джону травмироваться, поэтому пришлось мне. Мне-то можно – не я же делал подкрутки. Так что, все эти падения – это я».

У Робина было камео в фильме: вместе с танцовщицей Джуди Блумберг они изображали комментаторов. Кому-то в голову пришла мысль о переозвучке, продюсеры опасались, что английский акцент может смутить зрителей. Итог получился как в собственном примере Робина об оперном певце, пищащем как Микки-Маус.

«Кто-то что-то решает, потому никто больше об этом не вспоминает. Каждый день нужно принимать множество решений. Сложнее всего нам с Робином было поверить, сколько времени люди готовы выбросить на какие-то мелочи. Мы никогда не осознавали, сколько времени и сил на все это уходит. … Мы согласились, что разок попробовать было забавно, но на жизнь этим зарабатывать нам бы не хотелось».

Многое из отснятого материала было вырезано – именно то, где было самое лучшее катание. Например, вырезали выбросы тройной сальхов и тройные подкрутки. Режиссер не хотел разбавлять роль тренера».

Робин впервые посмотрел кино на предпоказах киностудии в Лос-Анджелес, в компании подростков с рейтинговыми карточками. Поскольку «Золотой лед» был рассчитан на широкую аудиторию, нужно было угодить всем. Персонажи гея Брайана, коварной разлучницы Лори и близнецы в баварских шортах развлекали публику, но поклонники фигурного катания восприняли действо с меньшим энтузиазмом. Тем не менее, фильм вывел этот спорт на большой экран.

Через неделю состоялась премьера, «Золотой лед» стартовал на шестом месте американского бокс-оффиса, критика была в основном положительной. Робину сказали, что это помогло компании MGM преодолеть финансовые трудности. Фильм был очень успешен в видеопрокате – кассеты очень часто брали для романтических вечеров и свиданий.

Кроме того, «Золотой лед» вызвал некоторый интерес к фигурному катанию и у членов съемочной группы. Можно сказать, что каждый мысленно примерил коньки – и попался.

«Пол Глейзер действительно увлекся фигурным катанием и ему стало интересно разобраться в нем. Продюсер Дин О'Брайен до сих пор следит за спортом».

Ну а что касается Ди-Би Суини – нет, не ищите его в шоу!

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
raelka
Feb. 28th, 2013 10:29 pm (UTC)
Спасибо, очень интересно.
Но я этого фильма не видела, но смотрела нечто с аналогичным названием и, судя по сюжету, это подобие ремейка. Травмированная одиночница уходит в парное катание, ищет партнера, дальше все похоже... Только тренирует девицу теперь ее родная мать. а в качестве комментаторов на соревнованиях там Мишель Кван и вроде бы Брайан Бойтано :)
santiia
Mar. 3rd, 2013 05:14 pm (UTC)
Извини, я тут на несколько дней выпала из Сети :) Вот только сейчас вернулась.
Я слышала, что было чуть ли не 5 фильмов на подобную тему, вроде как вольные продолжения, именно из-за успеха первого оригинального "Золотого льда", в них тоже в камео появлялись настоящие звезды.
m_chenning
Mar. 1st, 2013 03:58 am (UTC)
Ыыы "он слишком выученный и хореографичный" ...

Спасибо! С удовольствием почитала, особенно в свете того поста про фигурное катание и кино. :)
santiia
Mar. 3rd, 2013 05:25 pm (UTC)
И ты извини за тормоза с ответом :)
Я вот думаю иногда - можно ли вообще сейчас поставить нормальное кино про спорт, даже такой зрелищный? Ведь если тупо пересказать то, что было на самом деле - мы первые начнем крутить носами на "клише" и "штампы". Но кто же виноват, если оно действительно так и было на самом деле? :)

Я ж говорю, надо экранизировать битву Брайанов в стиле "Черного лебедя" - и чтобы никто не мог понять, настоящие ли Брайаны, или они только глючатся друг другу :D
m_chenning
Mar. 4th, 2013 06:00 am (UTC)
Про спорт и клише- это да. Реальность иногда такое выкидывает...

Вон, Звуки Музыки, если правильно помню, основаны на реальной истории, и многие говорили "фи" и "перебор". Но ведь кто виноват, что был и конкурс, и вторжение немцев и побег? ( я удивилась, посмотрев церемонию, что народ не понял, причем там дверь и нацист! : D , ведь Наташа же точно ЗМ смотрела, критиковала, и всяко должна была понять, что там отсылка к сцене конкурса и побега)

Ой, про Брайанов было бы круто, а уж какой финал с подиумом... Мммм.
santiia
Mar. 4th, 2013 07:48 am (UTC)
>>Реальность иногда такое выкидывает...

А если пересказать, к примеру, историю Лайса? Слишком высокий для одиночного катания спортсмен, соперничество с другим, травма накануне ОИ, возвращение легендарного русского чемпиона... Легко войдет в список самых банальных и клишированных сценариев, с тонной "американского пафоса". А ведь было - и мы сами это видели :) А уж история Тонгов - там все "Золотые льды" будут рыдать в сторонке.

>>Наташа же точно ЗМ смотрела, критиковала

По-моему, критиковала просто из принципа Портоса: я критикую, потому что критикую. Лично я не знаю, к чему там можно прицепиться, совершенно идеальная экранизация.
m_chenning
Mar. 4th, 2013 09:38 am (UTC)
Вот именно, реальность-то куда круче порой любых сценариев. :)

Да, я вот люблю ЗМ и не боюсь признаться :D ,даже ходила смотреть на большом экране в рамках ретроспективы мюзиклов.
nayotrie
Mar. 1st, 2013 04:21 pm (UTC)
Спасибо.
Только что-то не очень поняла, могут ли профи смотреть это кино спокойно или всё равно уфейспалмятся по самое не могу. Есть же шутка, что если снимают кино о чём-то конкретно, профессионалам в этой области его лучше не смотреть - или умрут от смеха или будут выть и бросаться на стенку.

Edited at 2013-03-01 04:21 pm (UTC)
santiia
Mar. 3rd, 2013 05:29 pm (UTC)
Прости за задержку, я на несколько дней выпала.
Я не смотрела это кино, и что-то не тянет, если честно. Но вот из того, что видела - к примеру, "Цвет денег" про бильярдистов мне понравился очень сильно, и даже перекликнулся с некоторыми знакомыми личностями (хотя, это явно не было преднамеренным).
Некоторые фильмы про школу мне нравятся, а от других как раз хочется убиться об стенку, потому что все неправильно и авторы никогда в жизни не видели ни календарно-тематического планирования, ни живых школьников :)
Я думаю, что в итоге мы все равно упремся в мастерство режиссера и исполнителей. Если фильм будет действительно хорош, на несоответствие матчасти мы закроем глаза. А вот если плох - не поможет и дословное следование букве.
nayotrie
Mar. 3rd, 2013 05:44 pm (UTC)
Да ничего, у самой тыща дискуссий в загашнике висит.
После того, как послушала семинары Олди, разделила всякие несоответсвия реальности на три категории:
1) нечто в произведении действительно ляп, но он несущественен, может слегка помозолить глаза, но решающего знаяения для книги не имеет, он её не портит;
2) нечто является несоответсвием, порой весьма серьёзным, но это автор специально так сделал, поскольку решал таким образом некую художественную задачу;
3) нечто является ляпом, оно сильно мозолит глаза, книга из-за этого превращется в полнейшую ерунду и раздражает.
Так что если фильм относится к третьей категории, актёрство и режиссёрство не спасут, в лучшем случае отзыв будет выглядеть как "хрень полная, но сделана красиво". =))))
После прочтения этой главы возникло ощущение, что кино получилось то ли из первой, то ли из второй категории. Дай-то Бог. =)))
santiia
Mar. 3rd, 2013 07:03 pm (UTC)
Я бы еще добавила, что очень многое будет зависеть от бэкграунда самого читателя/зрителя. Помню, как один товарищ писал гневный отзыв на «Герой должен быть один», что там матчасть, мол, не соответствует заявленным хронологическим рамкам, на что Олди лично поясняли, что они вообще-то совсем другую цель ставили – создать образ из мифов и легенд, вернуть атмосферу старых мультфильмов, когда боги и герои кажутся такими близкими. Все равно возмущенный читатель сказал, что гранаты не той системы.

Лично мне, думаю, будет стремно смотреть на изображение фигурного катания усилиями Башарова и Гусевой, пусть даже они научились довольно бойко скользить и не падать, я все равно слишком хорошо знаю разницу. И я в таких случаях скажу: ребята, вы актеры – играйте! И наймите дублеров для катания, а не стройте из себя последнюю Концепцию «Отверженных».

С другой стороны, один феерический фанфик по Гарри Поттеру я читала по страничке, и сразу же её откладывала, чтобы проржаться – а это был ни разу не юмор. Это была драма, романс, AU про Снейпа и Люпина в мире фигурного катания. И самое страшное было то, что автор матчасть знал довольно неплохо, но вот сочетание этого вызвало у меня только истерику.
nayotrie
Mar. 3rd, 2013 07:09 pm (UTC)
Ну, они про всяких товарищей рассказывали. В том числе и про таких, которые продолжают стоять на своём, даже если им притащили кучу документальных подтверждений, что так сё и было или так чтоже бывает/можно. С последними вообще разговаривать бессмысленно. Они либо уверены, что истина в последней инстанции только у них в башке, или просто пришли посамоутверждаться за счёт окружающих.

Опять же - смотря о чём фильм. Если о профи, то да, дублёры и только дублёры, а если про новичков - им как раз по мерке шапка.

Ну, это уже, кажется, из другой оперы - умение сочетать материал, а не знание матчасти.
valeria057
May. 2nd, 2013 07:10 pm (UTC)
Гы)
А я посмотрела, я сегодня посмотрелааа))
На самом деле, персонажи очень обаятельные. Стеб на тему зубцов при сравнении фигурных и хоккейных коньков мы оценили)))
Фейспалмов более чем достаточно, но потом нас накрыл азарт, и распив до конца бутылку, мы сунулись смотреть вторую часть. По сравнению с ней первая - просто энциклопедия ФК). Но больше всего в обоих случаях мы рыдали, когда паре надо кататься на ОИ, их вызывают на лед, а мужик отмахивается - мол, подождут, у нас тут объяснение в любви)))
santiia
May. 3rd, 2013 06:25 am (UTC)
>>Но больше всего в обоих случаях мы рыдали, когда паре надо кататься на ОИ, их вызывают на лед, а мужик отмахивается - мол, подождут, у нас тут объяснение в любви)))

Действительно, некрасиво :D Нормальные ФК-пары, коль скоро уж решились объясняться, делают это после проката, а не до. Хотя, там возможны тоже накладки, в чем особо отличились Шень-Жао и Тонги. У первых невеста несколько раз не понимала, что ей предложение собираются делать, и все срывала, у вторых жениху было стыдно делать предложение после прокатов с ошибками, в итоге плюнул и сделал предложение на шоу.

Про фейспалмы как раз в переводе рассказали - "могло ли такое случиться, если бы хватило дурости?" :D
( 14 comments — Leave a comment )